Главная \ Новости \ Конституционный суд предписал изменить две статьи ГКражданского кодекса.

Конституционный суд предписал изменить две статьи ГКражданского кодекса.

« Назад

Конституционный суд предписал изменить две статьи ГКражданского кодекса. 30.04.2020 08:22

Конституционный суд пришёл к выводу, что положения двух статей Гражданского Кодекса о взыскании процессуальных издержек порождают правовую неопределённость. Он поручил законодателям изменить эти положения.

 

Мировой судья в 2015 году признал гражданина А.Н. Музыку виновным в совершении преступления по ст. 117 УК («Побои»). Ему назначили 5 000 руб. штрафа. После того, как вступило в силу Постановление Госдумы об амнистии в честь 70-летия Победы, наказание Музыке отменили и сняли с него судимость. Затем апелляция отменила приговор и направила уголовное дело на новое судебное разбирательство в ином составе судей. 22 сентября 2016 года мировой суд прекратил производство по делу, сочтя, что преступность и наказуемость вменяемого деяния была устранена из-за вступивших в силу поправок в УК и УПК (323-ФЗ от 3 июля 2016 года).

 

Вместе с тем, потерпевшая гражданка П. обратилась с заявлением о взыскании с Музыки судебных расходов на оплату услуг адвоката в размере 75 000 руб. Её заявление частично удовлетворили и взыскали с обвиняемого 20 000 руб. В итоге, апелляция пересмотрела и это решение. В частности, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что часть первая статьи 132 УПК Российской Федерации не подлежала применению в деле А.Н.Музыки, поскольку обвинительный приговор в отношении него вынесен не был. Мировой судья постановил, что заявление потерпевшей нельзя рассматривать в порядке уголовного судопроизводства, т.к. нормы УПК не регулируют вопросы возмещения потерпевшим расходов в связи с производством по уголовному делу частного обвинения, которое прекратили по амнистии или за отсутствием состава преступления. При этом, потерпевшая имеет право на обращение с иском в суд в порядке гражданского судопроизводства на основании статьи 15 ГК Российской Федерации.

 

В итоге, городской суд взыскал с Музыки 75 000 руб. в пользу пострадавшей уже на основании ст. 15 («Возмещение убытков») и ст. 1064 («Общие основания ответственности за причинение вреда ») Гражданского Кодекса, а также судебные расходы по гражданскому делу. При этом, областной суд и Верховный Суд РФ отказали в передаче дела в кассацию. Музыка же счёл, что оспариваемые законоположения противоречат статьям 19 (части 1 и 2), 23 (ч. 1), 49, 55 (части 2 и 3) и 123 (ч. 3) Конституции РФ, т.к. они позволяют суду взыскивать расходы в полном размере с обвиняемого, чья вина не была доказана. Кроме того, они позволяют оценивать размер подлежащей взысканию суммы без учета предшествующего процессуального поведения участников уголовного процесса. Тем самым они допускают ухудшение положения обратившегося с жалобой лица.

 

Разбирая эту ситуацию, Конституционный суд отметил, что правосудие соответствовало бы принципам равенства и справедливости, если бы расходы, понесенные в связи с судебным разбирательством, ложились бы на лицо, которое было вынуждено прибегнуть к судебному разбирательству, т.к. другой человек нарушил его права.

 

Обращаясь к вопросу судебных расходов частного обвинителя на оплату услуг представителя, Конституционный Суд сослался на предыдущие свои решения, где он пришёл к выводу о том, что статья 132 УПК Российской Федерации не исключает право потерпевшего на возмещение расходов на адвоката в случае прекращения уголовного дела при декриминализации деяния. В частности, там учитывалась позиция Пленума ВС, согласно которому, если в отношении обвиняемого уголовное дело или уголовное преследование прекращается, то процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета. Исключение составляют случаи, предусмотренные частью девятой названной ст. 123 УПК: тогда при оправдании подсудимого по уголовному делу частного обвинения суд может взыскать процессуальные издержки с лица, по жалобе которого производство было начато. Если же уголовное дело прекратили в связи с примирением сторон, процессуальные издержки взыскиваются либо с одной из них, либо с обеих. Кроме того, Конституционный суд исключил возможность взыскать средства с лица, которое не признали обвиняемым в совершении преступления.

 

Суд отметил также, что аналогичного подхода придерживаются и представители сторон, которые принимали участие в принятии и подписании Гражданского кодекса Российской Федерации. Там отметили, что нормы статей 15 и 1064 ГК не нарушают конституционных прав граждан, в отношении которых уголовное преследование было прекращено, и не противоречат Конституции, т.к. их нельзя применять в делах о возмещении процессуальных издержек.

 

При этом, суд отметил, что на практике в регулировании этого вопроса существует неопределённость, которая позволяет отказывать в возмещении таких расходов за счет средств федерального бюджета по уголовным делам.

 

Кроме того, он отметил, что «суды должны иметь возможность на основе принципов разумности и справедливости оценивать размер расходов на оплату услуг представителей, учитывая, что проигравшая сторона, на которую возлагается бремя возмещения судебных расходов, не могла являться участником договора правовых услуг и никак не могла повлиять на размер вознаграждения представителя другой стороны, определенный в результате свободного соглашения без ее участия». Поэтому налагая обязанность возместить в полном объёме расходы на лицо, против которого прекращено дело, суд ставит его в худшее положение по отношению к осужденному по делу частного обвинения, с которого такие же расходы взыскиваются в качестве процессуальных издержек лишь в разумных пределах.

 

В конечном итоге, суд признал, что взаимосвязанные положения статей 15 и 1064 ГК не соответствуют Конституции Российской Федерации, т.к они не обеспечивают надлежащий уровень правового регулирования. Это связано с неопределённостью нормативного содержания, которая порождает в судебной практике возможность различного истолкования этих статей. Суд также обязал федерального законодателя внести в действующее правовое регулирование необходимые изменения. Правоприменительные решения, которые были приняты по делу Музыки, Конституционный суд обязал пересмотреть после внесения необходимых изменений.