Главная \ Новости \ Квартирный вопрос в банкротстве: ВС объяснил, как его решить.

Квартирный вопрос в банкротстве: ВС объяснил, как его решить.

« Назад

Квартирный вопрос в банкротстве: ВС объяснил, как его решить. 12.02.2020 07:08

У предпринимателя есть небольшая квартира в Новочеркасске, а у его жены – огромная и с видом на Кремль. А еще у них есть кредиторы по старым кредитам, которые заинтересованы в продаже обеих квартир. Верховный суд научил решать подобные споры: в них нужно привлекать всех заинтересованных лиц и учитывать баланс интересов.

История дела

В середине 90-х ростовский предприниматель Владимир Базиян запустил в Новочеркасске заводы «Эскорт» и «Актис». В 2017 году оба предприятия обанкротились, а предпринимателя привлекли к субсидиарной ответственности по долгам «Актиса». В итоге дошло и до личного банкротства (дело № А53-31352/2016). Чтобы покрыть хотя бы часть долгов бизнесмена, в конкурсную массу включили единственную квартиру должника, которая, как и весь бизнес Базияна, находится в Новочеркасске. Предприниматель с этим не согласился и подал заявление об исключении квартиры из конкурсной массы.

Квартира в банкротстве: экономколлегия решала ее судьбу

В начале 2019 года Арбитражный суд Ростовской области отказал предпринимателю в этом. Базиян не смог доказать суду, что он сам и члены его семьи на самом деле живут в спорной квартире. Кроме того, суд указал на наличие у Базияна объективной возможности проживания в элитной столичной квартире в Романовом переулке, принадлежащей его супруге Елене Базиян.

Апелляция и кассация с этим подходом согласились, но не согласился Чешский экспортный банк, которому Елена Базиян задолжала по договору поручительства. Банк подал кассационную жалобу в Верховный суд: его представители настаивали, что из-за решения нижестоящих инстанций банк не сможет взыскать долг с Елены Базиян за счет продажи московской квартиры.

Позиция ВС: роскошь – это не приговор

Предприниматель мог быть заинтересован в том, чтобы квартира жены была освобождена от притязаний банка, поэтому он занимает пассивную процессуальную позицию и не доказывает свое фактическое проживание в Новочеркасске. По мнению Верховного суда, судам нужно было проверить эту версию. А потому решения по делу были приняты с ошибками.

Что делать владельцам квартиры, которые не могут жить вместе

Коллегия по экономическим спорам указала, что для правильного разрешения спора нужно было привлечь к его разрешению всех заинтересованных лиц: Владимира Базияна и Елену Базиян, их детей, кредиторов каждого из супругов. После этого следовало решить, кто из членов семьи обладал правом пользования той или иной квартирой. И лишь только после этого суд должен был определить помещение, в отношении которого предоставляется исполнительский иммунитет, и решить, московская это квартира или новочеркасская. «При этом суду нужно было исходить из необходимости как удовлетворения требований кредиторов, так и защиты конституционного права на жилище супругов-должников и членов их семьи», – указал ВС.

При этом Верховный суд воздержался от однозначного вывода о том, что московская квартира супруги является чрезмерным, или роскошным, жильем. Экономколлегия вспомнила о Постановлении Конституционного суда 2012 года № 11-П, в котором тот предписал внести в закон необходимые поправки как раз на случай, когда единственное жилье явно больше и дороже, чем необходимо для нормальной жизни. Но законодатель к этому вопросу так и не вернулся, поэтому и правила обмена роскошного жилья на необходимое не выработаны, а критерии его определения не закреплены. Значит, спор о квартирах при новом рассмотрении в АС Ростовской области будет решаться не на основании критерия «роскошная или нет».

Позиция ВС как ориентир для судов

Разрешение вопроса об определении исполнительского иммунитета на жилье невозможно без учета интересов кредиторов, но при этом должны учитываться и права членов семьи должника, уверен старший юристОлевинский, Буюкян и партнерыАртем Кадников. «Изъятие жилья для реализации в целях процедуры банкротства не должно вырывать должника и его семью из той социальной среды, в которой они существуют», – говорит эксперт. Но сегодня практика опирается в первую очередь на интересы кредиторов. Обычно реализации подлежит то жилье, которое стоит дороже. «Остается надеяться, что нижестоящие суды прислушаются к позиции Верховного суда и при разрешении вопросов о наделении жилья должников исполнительским иммунитетом будут давать оценку более широкому кругу вопросов», – заключил он.

ВС решал, когда нельзя забрать ипотечную квартиру за долги

Сергей Левичев, партнер и руководитель практики по банкротствуПавлова и партнеры , обратил внимание на другой аспект проблемы. Довольно часто должники используют норму об исполнительском иммунитете для жилья в ущерб интересам своих кредиторов. Например, за счет распродажи иных жилых помещений накануне банкротства, заключения соглашений с супругом о раздельном пользовании имуществом. По его мнению, определение ВС способно изменить сложившийся подход, при котором суды проверяли юридическую, а не фактическую нуждаемость должника в жилье.

Верховный суд дал четкий ориентир судам более тщательно погружаться в фактические обстоятельства дела, привлекать к участию спора всех заинтересованных лиц (супруга, детей, кредиторов каждого из супругов), брать на себя инициативу по вопросу определения квартиры, защищенной исполнительским иммунитетом.

Сергей Левичев

Вместе с тем Левичев сожалеет, что ВС «в очередной раз не решился» обозначить параметры «роскошного жилья» и правила его обмена на альтернативное жилье, на необходимость разработки которых КС указывал в 2012 году.