Главная \ Новости \ Мораторий на возбуждение дел о банкротстве: возможность неначисления финансовых санкций за неисполнение обязательств не находящимися на грани банкротства должниками.

Мораторий на возбуждение дел о банкротстве: возможность неначисления финансовых санкций за неисполнение обязательств не находящимися на грани банкротства должниками.

« Назад

Мораторий на возбуждение дел о банкротстве: возможность неначисления финансовых санкций за неисполнение обязательств не находящимися на грани банкротства должниками. 24.05.2021 08:52

В декабре прошлого года Верховный Суд Российской Федерации дал разъяснения по ряду вопросов, связанных с применением ст. 9.1 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", которая закрепляет право Правительства РФ на введение в исключительных случаях моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям кредиторов, – они содержатся в Постановлении Пленума ВС РФ от 24 декабря 2020 г. № 44 (далее – Постановление № 44). Данное право, напомним, уже было реализовано – соответствующий мораторий, введенный в связи с пандемией COVID-19 в отношении определенных категорий должников, действовал с 6 апреля прошлого года по 7 января текущего года включительно (Постановление Правительства РФ от 3 апреля 2020 г. № 428Постановление Правительства РФ от 1 октября 2020 г. № 1587).

Среди прочего ВС РФ (далее также – Суд) указал в этих разъяснениях, что во время действия моратория финансовые санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства: проценты за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 Гражданского кодекса), неустойка (ст. 330 ГК РФ), пени за просрочку уплаты налога или сбора (ст. 75 Налогового кодекса) и другие – не начисляются по возникшим до введения моратория требованиям к лицу, подпадающему под его действие. А значит, заявление кредитора о взыскании с такого лица финансовых санкций за период действия моратория, поданное в общеисковом порядке, не подлежит удовлетворению. Кроме того, лицо, на которое распространяется мораторий, может заявить возражения об освобождении от уплаты неустойки и в случае, когда в суд не подавалось заявление о его банкротстве (п. 7 Постановления № 44).

Однако в указанном пункте также отмечается, что при рассмотрении спора о взыскании неустойки или иных финансовых санкций за период действия моратория соответствующие возражения ответчика могут и не учитываться – если будет доказано, что он, хотя и является лицом, на которое распространяется мораторий, на самом деле не пострадал от обстоятельств, послуживших основанием для его введения, в связи с чем ссылки данного лица на мораторий представляют собой не что иное, как проявление заведомо недобросовестного поведения. В такой ситуации суд может удовлетворить иск о взыскании финансовых санкций полностью или частично – в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий поведения ответчика, подчеркнул ВС РФ.

Несмотря на данные разъяснения, на практике возникают дополнительные вопросы, касающиеся возможности неначисления финансовых санкций за период действия моратория определенным должникам. Наглядно демонстрирует это недавно рассмотренное ВС РФ дело по соответствующему спору, ответчиком в котором является организация, не находящаяся ни в процедуре банкротства, ни в предбанкротном состоянии. Суду, в частности, пришлось дополнительно пояснить, как следует применять содержащееся в п. 7 Постановления № 44 разъяснение, поэтому стоит обратить внимание на принятое по этому делу решение – Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 19 апреля 2021 г. № 305-ЭС20-23028.

 

Фабула дела и позиции судов

В декабре 2015 года ПАО "Туполев" (далее – продавец) и АО "Ред Вингс" (далее – покупатель) заключили договор, согласно которому продавец обязуется передать в собственность покупателя комплект технической документации, а покупатель – оплатить и принять его. Продавец свое обязательство по договору выполнил, что подтверждается актом сдачи-приемки комплекта документов от 21 июня 2017 года, подписанным сторонам. В нем же указано, что оплата по договору не производилась и покупатель должен перечислить продавцу установленную договором сумму – около 4 млн руб. (здесь и далее суммы округлены). 25 июля того же года покупатель заплатил продавцу 500 тыс. руб., остальная сумма – более 3, 5 млн руб. – осталась долгом покупателя, который он не уплатил даже после направления ему продавцом претензии с требованием о погашении задолженности в декабре 2018 года. В связи с этим продавец (далее также – истец) обратился в суд с требованием о взыскании с покупателя (далее также – ответчик) задолженности в размере 3,5 млн руб., процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 26 июля 2017 по 3 февраля 2020 года – в размере 692 тыс. руб., а также за период с 4 февраля 2020 года до момента фактического исполнения обязательства.

В отзыве на исковое заявление ответчик подтвердил факт наличия задолженности, но попросил уменьшить неустойку по ст. 333 ГК РФ.

Суд первой инстанции напомнил, что по общему правилу положения указанной статьи не применяются к размеру процентов, взыскиваемых в соответствии с п. 1 ст. 395 ГК РФ (указание на это содержится в п. 48 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7). При этом уменьшение таких процентов возможно: в случае, когда подлежащая уплате сумма процентов явно несоразмерна последствиям нарушения денежного обязательства, суд по заявлению должника может ее уменьшить, но итоговый размер процентов не может быть меньше суммы, определенной исходя из ключевой ставки Банка России, которая действовала в соответствующий период (п. 6 ст. 395 ГК РФ). В рассматриваемом деле задолженность составляет 3,5 млн руб., так что установленный размер процентов – 692 тыс. руб. – соразмерен последствиям нарушения обязательства, посчитал суд и удовлетворил требования истца (Решение Арбитражного суда г. Москвы от 5 июня 2020 г. по делу № А40-54774/2020). Апелляционный суд с этим выводом согласился (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14 августа 2020 г. № 09АП-36176/20).

В кассационной жалобе, помимо просьбы о снижении неустойки на основании п. 6 ст. 395 ГК РФ, ответчик сослался на невозможность взыскания процентов за период с 6 апреля 2020 года – в связи с введением моратория на возбуждение дел о банкротстве, предусматривающего в том числе неначисление финансовых санкций за неисполнение обязательств.