Главная \ Новости \ Налоговые итоги 2019 года.

Налоговые итоги 2019 года.

« Назад

Налоговые итоги 2019 года. 24.01.2020 17:36

Когда движимое имущество стало недвижимым

Налог на движимое имущество – это хороший источник дохода для регионов, но «дестимулирует бизнес», говорил вице-премьер Антон Силуанов. Какое-то время на него давали льготы, а с 1 января 2019 года отменили совсем: теперь организации его не платят, что должно хорошо сказаться на производствах. В то же время недвижимость по-прежнему облагается налогом. Это значит, что все более актуальны споры о том, какое имущество движимое, а какое таковым не является. Положение осложняется тем, что четких критериев в законе нет. 

Свое слово на эту тему в 2019 году сказал Верховный суд, который обозначил новый критерий отделения движимого от недвижимого – предназначение объекта. Такие разъяснения он дал в деле «Лесозавода 25» (№ А05-879/2018). Крупнейший лесопильный комплекс Северо-Запада не хотел платить налог с оборудования производственного цеха. Но налоговая его доначислила, потому что транспортер и производственная линия образуют единое целое со зданием завода. 

В отличие от трех инстанций экономколлегия поддержала предприятие. Она указала отдельно оценить предназначение спорных объектов. Они нужны не для обслуживания здания, а для производства готовой продукции или обслуживания производственного процесса. Кроме того, тройка судей отнесла производственную линию, транспортер и систему защиты от пожаров к «машинам и оборудованию» согласно Общероссийскому классификатору основных фондов ОК 013-94 (ОКОФ). Классификатор относит оборудование к отдельной группе основных средств, которые не являются частью зданий и сооружений, даже если стоят на фундаменте, напоминает определение Верховного суда.

«Это важный и своевременный судебный прецедент, который защитил налогоплательщика в основной категории споров 2019 года по налогу на имущество», – комментирует директор департамента налоговых споров ФБК Право Галина Акчурина. По ее словам, ВС предложил четкие критерии разграничения движимых и недвижимых объектов. 

«Зеленый свет» льготам по международным соглашениям

Арбитражный суд Сахалинской областизанял сторону компании «КСА Дойтаг Дриллинг» в деле против ФНС (№ А59-8433/2018). Предметом спора стали дивиденды, которые перечислялись сначала кипрской KCA Deutag Holdings Ltd, а затем шли британской KCA European Holdings Ltd. Чиновники решили, что кипрский офшор – транзитная «пустышка», которая нужна лишь для того, чтобы платить 5% налога, а не 10%, как было бы в случае прямых расчетов с английской фирмой. И доначислили 40 млн руб. налогов.

Но «КСА Дойтаг Дриллинг» удалось доказать, что на самом деле все не так. Кипрский офшор не номинальное звено, а реальная структура, которая ведет коммерческую деятельность. Например, из полученных средств компания выдала заем другой фирме и заплатила налоги на Кипре на полученные проценты. Это убедило АС Сахалинской области, который признал доначисления незаконными. Апелляция оставила решение без изменений 18 декабря 2019 года. 

Хотя дело еще не рассматривалось в кассации, многие эксперты называют его одним из главных судебных прецедентов 2019 года. «У организаций, которые выплачивают деньги иностранным компаниям, появилась надежда на использование налоговых льгот согласно международным соглашениям», – комментирует старший консультант налоговой практики O2 Consulting Олег Мясников.

Также 8 августа 2019 года ФНС издала письмо в пользу налогоплательщиков – № ЕД-4-13/15696@ «О фактическом праве холдинговых компаний на доход от источников в Российской Федерации». Нижестоящие инспекторы часто расценивали компанию холдинга как кондуитную (несамостоятельную) только потому, что в ее корпоративных документах упоминалось о ее холдинговом характере деятельности. Но ФНС разъяснила: даже если фирма в основном инвестирует и финансирует аффилированные структуры, она может оставаться самостоятельной. «Налоговое ведомство раскритиковало формальный подход отдельных чиновников, – делится Мясников. – Эти разъяснения довольно либеральны».

«Красный свет» «оптимизации» международного налогообложения

Выплаты за рубеж – это особый предмет внимания налоговых органов. В частности, компании могут выводить средства за границу с помощью фиктивных сделок, прикрывающих выплату дивидендов. Поэтому налоговики особенно тщательно изучают договоры внутрихолдинговых услуг (консультационные, юридические, управленческие), процентных, роялти. Если их обоснованность или реальность не найдут подтверждения, то выплаты могут переквалифицировать в дивиденды, а у источника выплаты в России удержать налог, предупреждает партнерTAXOLOGY Алексей Артюх. 

В 2019 году известность приобрели следующие дела:

– в деле «Русджам» (№ А11-9880/2016) в дивиденды переквалифицировали затраты на «консультационные услуги, услуги по технической поддержке, предоставлению технической информации и управлению»;

– в деле «Мельника» (№ А03-21974/2017) – выкуп собственных акций у единственного акционера-иностранной компании;

– в деле «Покровского завода биопрепаратов» (№ А11-11199/2017) – выплаты по агентскому договору.

По словам Артюха, отдельные вопросы возникают у налоговых органов к внутригрупповым услугам управления. Под ними нередко скрывается распределение расходов штаб-квартиры на другие юрисдикции присутствия группы. «Здесь налоговые органы требуют подтвердить не только факт приобретения управленческих и консультационных услуг, а также их экономическую оправданность, но и обосновать ценообразования», – делится Артюх. Это четкий тренд, который будет проявляться и дальше, прогнозирует он.

«В 2020 году можно ожидать больше налоговых споров о налогообложении международных транзакций», – соглашается Мясников.

Трансграничные выплаты могут нести и уголовные риски, как показал пример основателя автодилера «Рольф» Сергея Петрова. Он обвиняется в выводе за рубеж 4 млрд руб. по ч. 3 ст. 193.1 УК (перевод денежных средств на счета нерезидентов с использованием подложных документов). По версии следствия, он перевел денежные средства, полученные от коммерческой деятельности «Рольфа», на счета подконтрольной ему кипрской компании Panabel Limited под видом оплаты акций «по многократно завышенной цене». Петров отрицает обвинения. Сейчас он живет в Австрии и заявляет, что в Россию его не выдадут.

Налоговой реконструкции быть?

Если компания использовала незаконные схемы, но налоговая их раскрыла, то доначислить надо ровно столько, сколько заплатил бы честный налогоплательщик в этой ситуации. Это называют налоговой реконструкцией. После того как в силу вступила ст. 54.1 Налогового кодекса о необоснованной налоговой выгоде, ФНС заявила, что к ней налоговая реконструкция не применяется. Такие разъяснения изложены в Письме от 16 августа 2017 года № СА-4-7/16152@. «Налоговый орган не определяет расчетным путем объем прав и обязанностей налогоплательщика, допустившего искажение действительного экономического смысла финансово-хозяйственной операции», – указал центральный аппарат.

Но суды могут оказаться другого мнения. В 2019 году АС Кемеровской области в деле ООО «Кузбассконсервмолоко» (№ А27-17275/2019) разрешил налогоплательщику учесть реально понесенные расходы по сделке. Даже если чиновники обнаружили недобросовестные или умышленные схемы, то это не снимает с них обязанности посчитать действительный размер обязательств перед бюджетом, указала судья Е. Исаенко. Новая ст. 54.1 НК ничего не меняет, к ней это правило тоже применяется. А неучет расходов означает дополнительные, не предусмотренные налогом санкции, отметил АС Кемеровской области. Но 7-й ААС отменил это решение в середине января (подробнее см. «Использовать однодневки станет дороже»). 

Позицию о том, что реально понесенные затраты надо учитывать, в 2012 продекларировал Президиум ВАС в деле «Камского ЖБИ» (№ А71-13079/2010). Когда была принята ст. 54.1 НК, ФНС попыталась переломить эту практику. Поскольку практики по ней пока мало, некоторые суды стали ориентироваться на разъяснения налоговой, утверждает Артюх. По его словам, это вызывает беспокойство бизнеса. Если по реальным сделкам исключить из учета затраты на купленные товары, материалы или работы, то это приведет к непомерному налогообложению, говорит эксперт. «Если исключить налоговые вычеты по НДС и расходы, сверху доначислить штраф (часто это 40% от недоимки), а еще пени, то общая сумма взыскания доходит до 60–70% от суммы самой сделки», – объясняет Артюх. По его словам, это иногда может даже приводить к банкротствам. 

Пленум по налоговым преступлениям: со сроком давности

Одной из самых обсуждаемых налоговых тем года стала подготовка постановления Пленума ВС по налоговым преступлениям. Проект был представлен 6 июня 2019 года. И в нем предлагалось отсчитывать срок давности по налоговым преступлениям с момента прекращения преступления, то есть уплаты недоимок. Фактически это означает, что привлечь к уголовной ответственности по долгам перед бюджетом можно бессрочно.

Риск вечного преследования обеспокоил бизнес. 20 июня письмо в Верховный суд направили крупнейшие объединения российских и международных компаний: Торгово-промышленная палата РФ (ТПП), Ассоциация европейского бизнеса (АЕБ), Российско-германская внешнеторговая палата, РСПП, а также уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов.

В итоге постановление было принято 26 ноября, а спорного положения там не оказалось. Как пояснил на Пленуме ВС глава коллегии по уголовным делам Владимир Давыдов, суды будут рассматривать вопрос уже по сложившейся практике, то есть изменений не произойдет. «Моментом окончания преступления следует считать фактическую неуплату налогов, сборов, страховых взносов», – говорится в постановлении.