Главная \ Новости \ Практика АС Московского округа: ошибки реестра, обеспечительные меры и разные законы.

Практика АС Московского округа: ошибки реестра, обеспечительные меры и разные законы.

« Назад

Практика АС Московского округа: ошибки реестра, обеспечительные меры и разные законы. 18.06.2020 11:58

Компания попросила признать за ней право собственности на квартиры, но суд не нашел их в Едином государственном реестре недвижимости и отказал в иске. Арбитражный суд Московского округа исправил ошибку и признал, что госрегистрация недвижимости в таких спорах не обязательна. А в другом деле окружной суд разобрался, в чем разница между «закупочными» законами № 44-ФЗ и № 223-ФЗ и почему практика применения одного из этих законов не подходит для споров по другому. Собрали интересные дела за май.Предположений достаточно для обеспечительных мер

 

В рамках банкротного дела ООО «Сансар» (№ А40-33003/2017) суд первой инстанции согласился привлечь контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. АСГМрешил, что руководители компании вели себя недобросовестно, а потому должны отвечать по обязательствам банкрота. 

 

Сразу после этого конкурсный управляющий попросил суд принять еще и обеспечительные меры — и арестовать имущество руководителей на сумму в 19,5 млн руб. АСГМ отказал, сославшись на то, что доводы кредитора носят предположительный характер. По мнению суда, управляющий не смог доказать, что непринятие обеспечительных мер затруднит или сделает невозможным исполнение судебного акта в будущем. 9-й ААС также указал, что поскольку размер ответственности каждого из привлеченных к субсидиарной ответственности лиц не определен, запрос управляющего на арест имущества в пределах всей суммы субсидиарной ответственности «не отвечает принципу соразмерности».

 

АС Московского округа пересмотрел это решение. Кассационные судьи напомнили, что обеспечительные меры — это «ускоренное предварительное средство защиты». Для того, чтобы убедить суд принять их, заявителю не нужно предоставлять доказательства в том  же объеме, который необходим при рассмотрении спора по существу. Достаточно лишь подтвердить «разумные подозрения» в том, что руководители попытаются «спрятать» свое имущество, чтобы не расплачиваться по долгам компании. А с учетом того, что прежде руководство «Сансара» уже вело себя недобросовестно, не исключено, что это повторится в будущем, решил окружной суд и арестовал имущество по требованию управляющего.

 

Иногда можно и без госрегистрации

 

ООО «Финансы и управление» попросила признать за ним право собственности на квартиры в многоквартирном доме, потому что «Премьер-инвест» не передал их в установленный в соглашении срок (дело № А41-16511/2019). Апелляционный суд решил, что требование о признании права собственности на квартиры можно удовлетворить только в случае, если право собственности на них уже зарегистрировано в ЕГРН. При этом суд не нашел в реестре сведений о спорных квартирах, из-за чего отказал истцу в заявленных требованиях.

 

Окружной суд пересмотрел решение. Кассационные судьи выяснили, что застройщик, который успешно получил разрешение на ввод дома в эксплуатацию, не совершил действий, необходимых для государственной регистрации права собственности на спорные квартиры. При таких обстоятельствах суд имеет право отступиться от требования о госрегистрации и удовлетворить требование истца о признании право собственности на квартиры, сведений о которых нет в ЕГРН.

 

Разные законы — разные подходы

 

ООО «Открытые сетевые системы» в судебном порядке взыскало порядка 250 000 руб. долга за поставку с государственного вуза, РУДН (дело № А40-228636/2019). Но 9-й ААСпересмотрел решение. Апелляционный суд в своем решении применил по аналогии один из пунктов «Обзора судебной практики применения законодательства РФ о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», согласно которому поставка товаров, выполнение работ или оказание услуг в целях удовлетворения государственных или муниципальных нужд в отсутствие государственного или муниципального контракта не порождает у исполнителя право требовать оплаты соответствующего предоставления. Судьи указали, что товар был поставлен без «надлежащим образом заключенного контракта», поставка не была экстренной, а истец не смог доказать социальную значимость и острую потребность ответчика в товарах. Поэтому и оплата ему не положена.

 

 

Окружной суд признал такой подход ошибочным, потому что апелляция не приняла во внимание разные цели Законов № 223-ФЗ (по которому должны регулироваться отношения между сторонами) и Закона № 44-ФЗ (обзор практики по которому применил суд по аналогии). «Правовые последствия для поставщика, поставившего товар без договора, подлежащего заключению согласно требованиям Закона № 223-ФЗ, не идентичны последствиям поставки товара с нарушениями правил Закона № 44-ФЗ», — указал АС Московского округа.

 

Нормы закона № 223-ФЗ, в отличие от № 44-ФЗ, возлагают обязанности по соблюдению закупочной деятельности на заказчика, а не на поставщика. Поэтому апелляционный суд неправомерно возложил последствия нарушения процедуры заключения договора на истца, лишив его права на получение платы за поставленный товар. Окружной суд отменил постановление 9-го ААС и «засилил» позицию АСГМ, тем самым признав: заказчик имел право на оплату поставленных товаров.

 

Вина не обязательна

 

Собственники участка в Москве подали иск к своему «соседу», ООО «Логистика 21 век», в котором потребовали привести их землю в первоначальное положение. Они также потребовали возместить им более 5 млн руб. убытков. Оказалось, что ответчик засыпал речку на своем участке, из-за чего на участке истцов случилось подтопление. Также повредился металлический забор.

 

Суды двух инстанций отказали, потому что истцы не доказали вину в действиях ответчика и причинно-следственную связь между его действиями и причиненными убытками. Арбитражный суд Московского округаувидел в этом ошибку: установление вины как условия для возмещения убытков не требуется, потому что в предпринимательской деятельности она не является основанием для ответственности. 

 

При повторном рассмотрении спора окружной суд предписал первой инстанции предложить сторонам судебную экспертизу, чтобы выяснить, из-за чего возник ущерб. И только после этого, а также после подробного изучения всех доказательств по делу, выносить новое решение (дело № А40-83173/2018).