Главная \ Новости \ Свобода после банкротства: когда получится спастись от долгов.

Свобода после банкротства: когда получится спастись от долгов.

« Назад

Свобода после банкротства: когда получится спастись от долгов. 31.08.2020 07:40

В 2015 году Михаил Хаймс договорился с Ольгой Морозовой, что продаст ей небольшой, всего 70 м², жилой дом с участком. Цена предварительного соглашения составила 5,1 млн руб. Но недвижимость находилась в залоге у Транскапиталбанка, поэтому Хаймс попросил Морозову заплатить ему часть денег – 2,1 млн руб. – авансом. 

1,34 млн руб. должник в тот же день направил на погашение долга перед банком, что помогло избавиться от записи о залоге имущества. Это было необходимо для продажи дома без обременения. Оставшуюся часть аванса Хаймс потратил на содержание семьи и исполнение обязательств перед другими кредиторами.

Но потом финансовые трудности случились уже у Морозовой. Так, ей не дали ипотеку, а своих денег на покупку дома не хватало. Поэтому она неоднократно переносила срок заключения договора купли-продажи. А еще пыталась добиться снижения цены дома на 2 млн – до 3,1 млн руб. Но Хаймс согласился сделать лишь небольшую скидку в размере 130 000 руб.В итоге сделка сорвалась, а Морозова потребовала вернуть ей аванс, который Хаймс к тому моменту уже потратил. Калужский районный суд присудил деньги истице (№ 2-8144/2016). Позднее Морозова смогла взыскать с Хаймса еще и проценты, что сильнее усугубило его финансовое положение. Остался один выход – банкротство.

Злостный уклонист

В  феврале 2018 года, спустя пару недель после решения суда о взыскании процентов, Хаймс обратился с заявлением о личном банкротстве в Арбитражный суд Калужской области. Суд признал его банкротом, начал процедуру реализации имущества должника, а Морозова тем временем включилась в реестр требований кредиторов.

Имущества у Хаймса оказалось немного. Так, управляющий смог продать только старенький Volkswagen. Поэтому и требования кредиторов удовлетворили всего на 6,86%. Суд завершил банкротную процедуру, но решил не освобождать Хаймса от дальнейшего исполнения обязательств. Первая инстанция расценила действия Хаймса, который не исполнил решения суда в пользу Морозовой, как «злостное уклонение» от погашения кредиторской задолженности (по правилам п. 4 ст. 213.28 закона о банкротстве).С этим не согласился 20-й ААС. Апелляция указала, что должник добросовестно исполнял предварительное соглашение о продаже дома и использовал аванс для погашения долга перед банком, как и должен был. Кроме того, Хаймс действительно пытался вернуть долг Морозовой: он устроился работать таксистом, а заработанные деньги потихоньку отдавал своему кредитору. В подтверждение добросовестности Хаймса суд также указал, что тот выписал себя и свою семью из дома, который он готовился продать Морозовой.

Арбитражный суд Центрального округа признал законным решение первой инстанции. Окружной суд указал, что освободить Хаймса от долгов нельзя. Это нивелировало бы последствия недобросовестных действий должника, который потратил аванс по своему усмотрению, а также предпринял «действия, направленные на защиту недвижимого имущества исполнительским иммунитетом» (дело № А23-734/2018).

Дом как спасение от долгов

Хаймс обратился в Верховный суд и попросил признать законным решение апелляционного суда. Этот спор заинтересовал судью Ивана Разумова, который передал его в экономколлегию.

На заседании в Верховном суде представитель Хаймса заявила: ее доверитель продавал дом, чтобы погасить свои долги перед многочисленными кредиторами. Морозова была в курсе этой ситуации. Когда стороны заключали предварительный договор купли-продажи, Хаймс предупредил: он не сможет вернуть аванс, если покупательница вдруг передумает.

Тем не менее Морозова долго переносила сроки заключения основной сделки и не объясняла причины своего поведения. «Она говорила, что ей необходимо время, чтобы подготовиться к сделке, но утверждала, что на сделке это никак не отразится», – рассказала юрист. Все это время Хаймс отказывал потенциальным покупателям, которые интересовались его домом.

«Усматривается некая недобросовестность Морозовой по отношению к моему доверителю. Она протянула сделку, а потом через полгода практически в ультимативной форме поставила Хаймса перед фактом, что не хочет покупать за эти деньги, а хочет дешевле», – подчеркнула юрист. Она также добавила, что с каждым годом дом теряет покупательскую привлекательность.

Он решил свои проблемы за мой счет»

Ольга Морозова в суде заявила: ее оппоненты знали о том, что она собирается взять ипотеку. Но они не предоставили выписку из домовой книги, которая понадобилась для ипотеки. «Он просто потратил деньги на свои нужды. Я тоже продала свое единственное жилье, все эти годы мы с дочерью нигде не прописаны. Он ни разу не предложил мне сам заплатить денег», – заявила она.

По словам несостоявшейся покупательницы, она дважды предлагала Хаймсу заключить мировое соглашение, чтобы тот выплачивал хотя бы по 10 000 руб. «Он отказался и сказал, что его цель – это банкротство», – рассказала Морозова.Председательствующий в процессе Иван Разумов поинтересовался, не задумывалась ли Морозова о том, что на этот дом может действовать исполнительский иммунитет как на единственное жилье должника. «Я тогда не думала, что сделка может не состояться», – ответила она. По словам Морозовой, сделка сорвалась, потому что в выписке из домовой книги было прописано 10 человек. Именно поэтому ей не дали ипотеку, а повторно можно было попробовать получить ее только через полгода. «Человек безапелляционно потребовал деньги, хотя до этого она сама постоянно откладывала сделку. Ничто не препятствовало заключению договора. Все необходимые регистрационные сведения были произведены», – парировала представитель Хаймса.

Заслушав стороны, тройка судей удалилась в совещательную комнату и затем огласила свое решение. ВС признал законной позицию апелляционного суда. Это значит, что Хаймс свободен от своих долгов и не должен возвращать деньги Морозовой.