Главная \ Новости \ Возмещение убытков в теории и на практике.

Возмещение убытков в теории и на практике.

« Назад

Возмещение убытков в теории и на практике. 25.05.2020 08:12

Рассматривая убытки как состав гражданского правонарушения, лектор отметил, что в гражданском праве есть интересные особенности, которые различаются в деликтном праве и договорном праве.

 

20 мая в рамках очередного вебинара ФПА РФ по повышению квалификации адвокатов с лекцией на тему «Юридическая помощь в спорах о возмещении убытков. Актуальные вопросы состава гражданского правонарушения» выступил главный редактор Журнала Российской школы частного права, руководитель образовательных программ Lextorium.com, профессор и директор Центра сравнительного права НИУ «Высшая школа экономики», арбитр МКАС, Арбитражного центра при РСПП, действительный государственный советник юстиции 2-го класса, к.ю.н. Андрей Егоров, пишет пресс-служба Федеральной палаты адвокатов.

 

Эксперт рассмотрел вопрос о том, есть ли разница между незаконной и противоправной деятельностью, прокомментировал ряд примеров ненадлежащего выполнения обязательств. Например, врач не гарантирует, что он вылечит пациента, но должен приложить максимум усилий для достижения позитивного результата. Так же и адвокат не может гарантировать оправдательный приговор, но обязан приложить максимум усилий, чтобы защитить своего доверителя. Таким образом, ответственность приходится нести не всегда за результат деятельности, но также за недостаточное приложение усилий.

 

Андрей Егоров задался вопросом, законны ли действия инспектора ГИБДД, желающего отправить на штрафстоянку автомобиль, водитель которого лишен водительских прав, даже если тот показывает решение суда об отмене постановления о лишении водительского удостоверения? Законны, но противоправны, ответил он. В данном случае ответственность государства наступает за результат – в базу ГИБДД не внесли вовремя информацию о судебном акте.

 

Пристава, арестовавшего неликвидное имущество должника вместо дорогостоящего, тоже можно привлечь к ответственности за ненадлежащее выполнение своих обязанностей, хотя формально можно считать, что закон нарушен не был. Поэтому часто противоправность связана с ненадлежащим ведением дел государственным органом. И это понятие порой не расписано в его должностной инструкции, поскольку все ситуации невозможно предвидеть.

 

Директора предприятия могут привлечь к ответственности за неразумные или недобросовестные действия, не соответствующие обычным условиям гражданского оборота или возникающим в связи с этим разумным предпринимательским рискам, а также запрету отождествлять интересы управляемого им юридического лица со своим личным интересом. При этом под недобросовестными действиями директора, по мнению спикера, точнее понимать нарушение лояльности и верности юридическому лицу, а под неразумными – нарушение должной заботливости об интересах юридического лица.

 

Андрей Егоров остановился на понятии «причинная связь», которая в советское время понималась настолько жестко, что вследствие этого выносилось очень много отказов в возмещении убытков. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» ослабило причинную связь, указав на необходимость учитывать обычные последствия нарушения, которое привело к убыткам.

 

Рассказывая о том, зачем практику нужна правильная теория причинности, Андрей Егоров обратил внимание, что у наступивших последствий может быть несколько причин. Лектор разделил действие и бездействие как причину наступившего или не наступившего вреда, выделил адекватность как критерий определения пределов, на которые распространяется естественная причинность. Естественная причинность не работает в случае бездействия причинителя вреда, поэтому здесь причинная связь становится мыслительной (фиктивной) – мы проверяем, наступили бы неблагоприятные последствия в том случае, если необходимое действие было совершено. И если нет, то налицо причинная связь между бездействием и результатом.

 

Понятие «вина» было дефинировано лектором в трактовке договорного и деликтного права. Возможны как объективное, так и субъективное понимание вины, особенно в деликтном праве, однако эти трактовки неоднозначны, что открывает простор для деятельности адвоката. Также нет однозначных ответов на следующие вопросы: каково значение умысла и грубой неосторожности в частном праве (с точки зрения практических последствий)? Где пролегает грань между легкой небрежностью и грубой неосторожностью?

 

В заключительной части лекции было описано еще несколько важных понятий, например таких, как негативные и позитивные убытки, а также абстрактные и конкретные убытки. Отдельно были даны рекомендации, зачем практикам имеет смысл включать в договоры «заранее оцененные убытки». О таких убытках речь должна идти еще на стадии согласования положений соглашения, позволяющих облегчить кредитору доказывание размера убытков или предусмотреть договорный штраф.

 

Понятие «упущенная выгода», как указал эксперт, претерпело значительную метаморфозу. Коренной поворот в применении этого понятия произошел в 2016 г. в результате принятия Постановлению Пленума ВС № 7, которое закрепило более либеральный подход к вопросу доказывания упущенной выгоды и убытков. Согласно этому постановлению размер упущенной выгоды должен быть установлен с разумной степенью достоверности.