Главная \ Новости \ ВС пояснил, в каких случаях арбитражные суды вправе снижать договорную неустойку.

ВС пояснил, в каких случаях арбитражные суды вправе снижать договорную неустойку.

« Назад

ВС пояснил, в каких случаях арбитражные суды вправе снижать договорную неустойку. 28.05.2020 08:48

14 мая Верховный Суд вынес Определение№ 305-ЭС19-25950 по иску об уменьшении договорной неустойки арбитражным судом, начисленной арендатору за нарушение условий договора аренды.

 

Суды разошлись в выводах о своем праве снизить договорную неустойку

 

В декабре 2012 г. ООО «АлексГрупп» арендовало у Департамента городского имущества г. Москвы нежилое помещение сроком на пять лет для использования в торговых целях. В январе 2018 г. стороны продлили договор до декабря 2027 г., заключив допсоглашение, подп. «г» п. 7.6 которого предусматривал возм ожность признания арендатора недобросовестным в случае нецелевого использования объекта аренды. В этом случае общество должно уплатить Департаменту штраф в размере годовой арендной платы после получения соответствующего уведомления, а арендодатель может расторгнуть договор.

 

В октябре 2018 г. в ходе осмотра сданного в аренду помещения Департамент выявил наличие в нем платежного терминала для оплаты мобильной связи и услуг ЖКХ. Это обстоятельство послужило поводом для наложения штрафа на общество в размере 1,2 млн руб. в соответствии с условиями допсоглашения.

 

В этой связи ООО «АлексГрупп» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Департаменту о снижении размера штрафа до 50 тыс. руб. согласно ст. 333 ГК РФ. Свои требования общество обосновало доводами о завышенном характере штрафа и его несоразмерности последствиям нарушенного им обязательства. Истец также ссылался на отсутствие у него иного способа по снижению штрафа, поскольку стороны не вправе изменять условия договора аренды, заключенного на аукционе.

 

Поскольку понятие несоразмерности носит оценочный характер, суд первой инстанции исследовал обстоятельства дела, оценил доводы истца и ответчика, а также учел, что нарушение обществом условий арендного договора не повлекло каких-либо неблагоприятных последствий для арендодателя и не создало угрозы жизни и здоровью граждан. Таким образом, АС г. Москвы снизил размер штрафа до 125,8 тыс. руб., в том числе исходя из разъяснений п. 79 Постановления Пленума от 24 марта 2016 г. № 7 о применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств. Согласно им допускается самостоятельное обращение должника в суд с требованием о снижении размера неустойки в отдельных случаях, перечень которых в вышеуказанном постановлении не является исчерпывающим.

 

В дальнейшем апелляция отменила это решение и отказала в иске под предлогом неверного применения АС г. Москвы норм материального и процессуального права. Апелляционный суд, не опровергая вывод первой инстанции о несоразмерности начисленного штрафа последствиям допущенного обществом нарушения условий договора аренды, исходил из того, что п. 79 Постановления № 7 указывает на возможность лица обратиться с иском об уменьшении размера неустойки в случаях списания ее по требованию кредитора со счета должника, а равно зачета в счет суммы основного долга и/или процентов. Между тем, как подчеркнула вторая инстанция, истец не доказал факт списания суммы штрафа со своего счета и, следовательно, нарушение своих прав. Апелляция добавила, что рассматриваемый иск является преждевременным, а истец не лишен права заявить ходатайство о снижении штрафа в связи с его несоразмерностью в порядке ст. 333 ГК РФ в рамках спора о его взыскании. В дальнейшем суд округа согласился с выводами апелляционной инстанции.

 

Общество подало кассационную жалобу в Верховный Суд со ссылкой на нарушение апелляцией и кассацией норм материального и процессуального права.

 

ВС встал на защиту оштрафованного арендатора

 

После изучения материалов дела № А40-293311/2018 Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда напомнила, что уменьшение договорной неустойки, уплачиваемой субъектом предпринимательской деятельности, допускается в исключительных случаях, если будет доказано, что ее взыскание в предусмотренном договором размере приведет к получению кредитором необоснованной выгоды (п. 2 ст. 333 ГК РФ).

 

«В соответствии с разъяснениями, приведенными в п. 79 ПостановленияПленума от 24 марта 2016 г. № 7, в случае списания по требованию кредитора неустойки со счета должника (п. 2 ст. 847 ГК РФ), а равно зачета суммы неустойки в счет суммы основного долга и/или процентов должник вправе ставить вопрос о применении к списанной неустойке положений ст. 333 ГК РФ, например, путем предъявления самостоятельного требования о возврате излишне уплаченного (ст. 1102 ГК РФ). В то же время, если подлежащая уплате неустойка перечислена самим должником, он не вправе требовать снижения суммы такой неустойки на основании ст. 333 ГК РФ (подп. 4 ст. 1109 ГК РФ), за исключением случаев, если им будет доказано, что перечисление неустойки являлось недобровольным, в том числе ввиду злоупотребления кредитором своим доминирующим положением», – отмечено в определении.

 

Высшая судебная инстанция подчеркнула, что согласно изложенным разъяснениям Пленума ВС допускается возможность самостоятельного обращения должника в суд с требованием о снижении размера неустойки в отдельных случаях, перечень которых в этом постановлении (как правильно указал суд первой инстанции) не является исчерпывающим, поскольку закон прямо не запрещает предъявление должником кредитору такого требования. Аналогичная правовая позиция приведена в п. 17 Обзора судебной практики по делам, связанным с защитой прав потребителей финансовых услуг (утв. Президиумом ВС РФ 27 сентября 2017 г.).

 

Такой способ защиты направлен на установление правовой определенности в отношениях между сторонами обязательства в части суммы подлежащей уплате неустойки (штрафа), изначальный размер которой должник считает чрезмерным. В этой связи ВС отметил, что общество правомерно обратилось в суд с иском для определения соразмерного объема ответственности и применении к начисленному штрафу положений ст. 333 ГК РФ, полагая, что последний является завышенным, несоразмерным последствиям нарушения им обязательства и, как следствие, нарушающим его права и законные интересы в сфере предпринимательской деятельности.

 

Со ссылкой на Определение КС РФ от 21 декабря 2000 г. № 263-О Верховный Суд указал, что предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки. Именно поэтому в ч. 1 ст. 333 ГК РФ речь идет не о праве суда, а, по существу, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения. Определение судом первой инстанции конкретного размера неустойки в соответствии с положениями ст. 333 ГК РФ само по себе не является нарушением норм материального права. В то же время апелляционная и кассационная инстанции не опровергли обоснованность вывода АС г. Москвы о несоразмерности штрафа.

 

Таким образом, Верховный Суд отменил судебные акты апелляции и кассации, оставив в силе решение суда первой инстанции.

 

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

 

По мнению адвоката АБ «ЮГ» Сергея Радченко, Верховный Суд вынес законное определение, но не вполне корректно его мотивировал. «Дело в том, что п. 79 Постановления № 7 сформулирован так, что он предусматривает как раз-таки исчерпывающие случаи, в которых должник вправе требовать снижения неустойки: там нет слов, “а также” или “в иных случаях”, “в частности” и прочих грамматических и лексических конструкций, указывающих на открытый перечень. Открытым, судя по слову “например”, является только способ защиты права, который может выбрать должник, одним из которых является иск о взыскании неосновательного обогащения», – отметил он.

 

По словам эксперта, в рассматриваемом деле истцу для обоснования права предъявить иск о снижении начисленной, но не взысканной неустойки следовало ссылаться на то, что ч. 1 ст. 333 ГК РФ предусматривая снижение неустойки судом, не говорит, что такое снижение возможно только в деле по иску о ее взыскании, а значит, возможно в любом деле, где вопрос о ее соразмерности юридически значим и где есть правовая неопределенность в соразмерности, и на ст. 12 ГК РФ, которая предусматривает такой способ защиты гражданских прав, как изменение правоотношения, поскольку именно этот результат происходит в результате удовлетворения иска о снижении неустойки.

 

«Особенность этого дела заключается в том, что ранее в подавляющем большинстве случаев до Верховного Суда доходили дела по искам о снижении уже списанной или зачтенной неустойки – ситуации, прямо предусмотренные п. 79 Постановления Пленума № 7, причем во всех случаях судьи ВС выносили отказные определения (см. определения от 15 января 2019 г. № 303-ЭС18-23954; от 6 марта 2018 г. № 308-ЭС18-310; от 23 марта 2018 г. № 301-ЭС18-2067)», – полагает Сергей Радченко.

 

Адвокат добавил, что дела, в которых иск о снижении неустойки предъявлялся в «чистом виде», до этого определения проходили через ВС РФ только дважды – это определение Судебной коллегии по гражданским делам от 21 марта 2017 г. № 51-КГ17-2, которое затем вошло в п. 17 Обзора судебной практики по делам, связанным с защитой прав потребителей финансовых услуг, а также Определение от 12 февраля 2019 г. № 305-ЭС18-25965). «Таким образом, комментируемое определение – это первое определение в практике ВС по иску о снижении неустойки в чистом виде и в котором этот иск был удовлетворен, которое вынесено Судебной коллегией по экономическим спорам при рассмотрении дела по существу», – подчеркнул Сергей Радченко.

 

Адвокат АП г. Москвы Михаил Красильников отметил, что практически во всех делах, которые ему довелось вести в арбитражных судах, обстоятельства складывались так, что обычно первая инстанция допускала нарушения норм материального и/или процессуального права, поэтому приходилось обращаться в вышестоящие инстанции для оспаривания судебного решения и допущенных нарушений. «Ситуация, зафиксированная в определении Верховного Суда, выглядит с точностью до наоборот», – отметил он.

 

По словам эксперта, на практике приходится сталкиваться с тем, что суды либо отказывают в иске о снижении размера неустойки, либо заявляют о том, что обращение с иском в суд является преждевременным, или, наконец, ссылаются на право суда, а не его обязанность в установлении баланса между мерой ответственности, применяемой к нарушителю, и оценкой действительного ущерба. «Вне всякого сомнения, что адвокаты, специализирующиеся на ведении арбитражных дел, возьмут на вооружение те аргументы, которые легли в основу правовой позиции Верховного Суда в этом определении. Особо ценным представляется довод об обязанности суда по установлению баланса и использованию различных способов защиты, одним из которых является обращение должника в суд с требованием о снижении размера неустойки», – заключил Михаил Красильников. 

 

Адвокат КА Челябинской области «Стратегия» Денис Панов сообщил, что Экономколлегия ВС приняла решение по вопросу, который в судебной практике решается неоднозначно. «Этот вопрос выходит за рамки положений ст. 333 ГК РФ о праве суда уменьшить неустойку и состоит в том, вправе ли суд по иску должника определять размер долга, не дожидаясь иска кредитора. Напрямую этот вопрос не разрешен ни в гражданском законодательстве, ни в разъяснениях Верховного Суда по вопросам судебной практики. Как правило, суды отказывают в удовлетворении исков должников с требованием об определении размера долга, указывая на ненадлежащий способ защиты гражданских прав либо на отсутствие нарушенного права истца», – отметил он.

 

По словам эксперта, в редких случаях суды по иску должника выносят решения о признании долга отсутствующим: «Зачастую такое требование связывается с требованием, которое обосновывает, каким образом недостоверная информация контрагента о наличии или размере задолженности нарушает право истца. По крайней мере, такие решения встречаются, хотя многие из них вступают в силу только из-за того, что не обжалованы».

 

Он добавил, что в рассматриваемом определении этот вопрос также не разрешен принципиально. «Содержащееся в нем решение основано на разъяснениях Верховного Суда РФ и правовой позиции Конституционного Суда, относящихся исключительно к вопросу о снижении неустойки по иску должника. В нем также содержится абзац о том, что данный способ защиты направлен на установление правовой определенности в отношениях между сторонами обязательства в части суммы подлежащей уплате неустойки (штрафа), изначальный размер которой должник считает чрезмерным. Было бы поспешным считать, что в отсутствие аналогичных разъяснений Верховного Суда по другим видам гражданских отношений суды также будут признавать право должника на иск о признании долга отсутствующим», – отметил Денис Панов.

 

Вместе с тем адвокат добавил, что у участников гражданского оборота существует запрос на такие судебные решения, поскольку необоснованные внесудебные требования о выплате отсутствующего долга или долга в явно завышенном размере бывают настойчивыми и навязчивыми, и у их адресатов возникает желание оградить себя от таких требований или получить правовую определенность в отношениях со своими контрагентами.