Главная \ Новости \ ВС пришлось напомнить, что задолженность по дивидендам относится к «зареестровым» требованиям

ВС пришлось напомнить, что задолженность по дивидендам относится к «зареестровым» требованиям

« Назад

ВС пришлось напомнить, что задолженность по дивидендам относится к «зареестровым» требованиям 20.06.2020 22:05

В споре о выплате банкротом дивидендов Верховный Суд напомнил, что вопрос юридической квалификации не разрешается ни по правилам преюдиции, ни тем более по нормам об общеобязательности судебных актов (Определение от 11 июня 2020 г № 305-ЭС20-16 по делу № А41-15768/2017).

Три инстанции посчитали «зареестровое» требование текущим

У АО «Центральное конструкторское бюро нефтеаппаратуры» образовалась задолженность по выплате дивидендов за 2003–2014 гг. перед его акционером ПАО «Газпром». В феврале 2016 г. они заключили соглашение, в котором определили порядок и сроки погашения задолженности: до конца сентября 2017 г. «Газпром» должен был получить всю сумму восемью траншами. Однако в марте 2017 г. Арбитражный суд Московской области возбудил производство по делу о банкротстве конструкторского бюро и в октябре 2017 г. признал его несостоятельным.

Должник должен был произвести в пользу «Газпрома» еще три платежа, но конкурсный управляющий и акционер не смогли договориться об очередности удовлетворения этих требований. Позиция управляющего сводилась к тому, что требования не подлежат включению в реестр, поскольку вытекают из участия «Газпрома» в уставном капитале должника, и не являются текущими, так как обязательства по выплате дивидендов возникли до возбуждения дела о банкротстве. Акционер же настаивал на том, что задолженность является текущим платежом, поскольку срок ее погашения наступил после даты принятия судом заявления и возбуждения дела о банкротстве бюро.

Конкурсный управляющий обратился в АС Московской области с заявлением об урегулировании указанных разногласий. Первая инстанция поддержала позицию «Газпрома», апелляция и суд округа с ней согласились. Они исходили из того, что ранее принятым определением АС Московской области от 11 января 2018 г. аналогичные требования «Газпрома» возникшие из того же соглашения от 17 февраля 2016 г., квалифицированы как текущие платежи. В силу ст. 16 и 69 АПК РФ об обязательности и преюдициальности судебных актов аналогичная задолженность по спорным пунктам подлежит такой же квалификации, решили суды.

Конкурсный управляющий подал кассационную жалобу в ВС РФ. По мнению управляющего, погашение задолженности по дивидендам возможно только после удовлетворения требований конкурсных кредиторов. Он также отмечал, что спорные требования не могут быть отнесены к текущим платежам, поскольку соответствующее обязательство должника возникло до возбуждения дела о его банкротстве, а соглашение от 17 февраля 2016 г. не является новацией.

ВС указал на недопустимость ссылки на преюдицию при юридической квалификации

Изучив доводы сторон, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отметила, что спор по существу сводится к разрешению вопроса об очередности удовлетворения требований «Газпрома» к конструкторскому бюро.

Суд напомнил, что в силу ст. 134 Закона о банкротстве сначала погашаются требования кредиторов по текущим платежам, т.е. по обязательствам, связанным с правоотношениями, возникшими уже после возбуждения дела о банкротстве (п. 1 ст. 5 Закона о банкротстве). Затем в порядке установленной в ст. 134 очередности удовлетворяются требования реестровых кредиторов, т.е. требования из обязательств, возникших до возбуждения дела о банкротстве. После этого производятся расчеты по реституционным требованиям кредиторов, допустивших злоупотребления по недействительным сделкам, а также по требованиям кредиторов, заявленных после закрытия реестра. И только потом за счет оставшегося после завершения расчетов с кредиторами имущества должника в порядке ст. 148 Закона о банкротстве погашаются требования его учредителей (участников) по обязательствам, вытекающим из такого участия, указала Экономколлегия.

«В силу запрета на выплату дивидендов при введении процедуры наблюдения, установленного в п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве, данная задолженность никак не может являться текущей», – подчеркнула она. Кроме того, добавил ВС, в соответствии со ст. 2 Закона о банкротстве требование о выплате дивидендов не является и требованием конкурсного кредитора. «Задолженность по данному требованию подлежит удовлетворению после погашения требований “опоздавших” кредиторов и реституционных требований по недействительным сделкам. При таких обстоятельствах дата заключения соглашения о выплате задолженности не имеет значения для существа рассматриваемого обособленного спора», – подытожил ВС РФ.

Относительно довода «Газпрома» о признании аналогичного требования текущим в более раннем решении АС Московской области Суд указал, что такое решение не является достаточным основанием для иной квалификации задолженности по выплате дивидендов. Вопрос юридической квалификации не может быть разрешен по правилам преюдиции и тем более по правилам общеобязательности судебных актов, подчеркнула Экономколлегия.

«Действительно, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в рассмотренном ранее судебном деле, подлежит учету в последующем деле. Однако при этом суд не связан предшествующей оценкой и придя к иным выводам должен указать соответствующие мотивы», – указала она. Такой подход отражен в п. 2 Постановления Пленума ВАС от 23 июля 2009 г. № 57 о некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств, а также в п. 4 совместного Постановления Пленумов ВС и ВАС № 10/22 о некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав.

На этом основании Верховный Суд отменил акты нижестоящих инстанций и признал требование ПАО «Газпром» подлежащим удовлетворению после погашения требований «опоздавших» кредиторов (п. 4 ст. 142 Закона о банкротстве).