Главная \ Новости \ ВС защитил права незалоговых кредиторов в банкротстве.

ВС защитил права незалоговых кредиторов в банкротстве.

« Назад

ВС защитил права незалоговых кредиторов в банкротстве. 03.06.2020 08:27

Верховный Суд рассмотрел вопрос о том, как справедливо распределить между залоговым и остальными кредиторами средства, вырученные от продажи залогового и незалогового имущества единым лотом (Определение от 21 мая 2020 г. № 305-ЭС18-15073 (4) по делу № А40-183194/2015).

 

В 2018 г. конкурсный управляющий ООО «ТрансИнвестХолдинг» выставил на торги и реализовал одним лотом права требования на 160 вагонов должника как лизингодателя по договору с ООО «СпецТрансСервис» и переданные в лизинг по этому же договору вагоны, половина из которых находились в залоге у АО «БМ-Банк», а другая половина была свободна от обременения.

 

Конкурсный управляющий решил, что 77,3% от оставшейся после оплаты услуг организатора торгов выручки необходимо отдать банку, поскольку права требования по лизингу и 80 вагонов находились у него в залоге. Причитавшийся банку процент конкурсный управляющий рассчитал, разделив сумму стоимости заложенных вагонов и прав требования на общую стоимость лота.

 

Компания «Сити Нортон Холдингз Лтд», один из конкурсных кредиторов, с таким расчетом не согласилась. По ее мнению, лизинг являлся выкупным, т.е. при определении стоимости прав требования по договору в расчет уже была включена выкупная стоимость. Значит, при определении доли залогового кредитора стоимость вагонов не должна учитываться дважды. Компания предлагала вычесть из стоимости прав требования стоимость всех вагонов и определять долю залогового кредитора как сумму стоимостей прав требования (без учета выкупной стоимости) и обремененных вагонов, разделенную на общую стоимость лота без двойного учета стоимости вагонов. В результате этого доля залогового кредитора должна была составить 58,47%.

 

Поскольку конкурсный управляющий настаивал на верности своего расчета, компания обратилась в АС г. Москвы с заявлением о разрешении возникших разногласий.

 

Первая инстанция поддержала порядок распределения выручки, предложенный конкурсным управляющим. Апелляция и суд округа согласились с верностью подхода АС г. Москвы.

 

Суды пришли к выводу, что при выставлении имущества на торги и определении структуры лота исходная стоимость складывалась из отдельных стоимостей прав требования, залоговых вагонов и вагонов без обременения. Они также отметили, что оценщик отдельно учел рыночную стоимость прав требования и вагонов с разделением на залоговые и незалоговые. Более того, по мнению трех инстанций, стоимость прав требования в принципе не может покрывать стоимость предмета лизинга, так как по условиям договора лизинговые платежи не включали в себя выкупную стоимость.

 

«Сити Нортон Холдингз Лтд» подала кассационную жалобу в ВС РФ.

 

Судебная коллегия по экономическим спорам указала, что, когда единым лотом продается залоговое и незалоговое имущество, для правильного распределения вырученных средств между кредиторами прежде всего необходимо определить состав заложенного имущества, а затем стоимостную долю, которую это имущество составляет в общей цене и, соответственно, в объеме вырученных средств.

 

В этом споре суды исходили из того, что лизинг, в который были переданы все 160 вагонов, не являлся выкупным. При этом лизинг является выкупным, если договор содержит условие о переходе права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю при внесении им всех лизинговых платежей, включая выкупную цену, напомнил ВС (п. 1 Постановления ВАС от 14 марта 2014 г. № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга»).

 

Судебная коллегия отметила, что при рассмотрении спора компания и ООО «ЗапСиб-Транссервис» (еще один конкурсный кредитор) ссылались на то, что по условиям договора лизинга после уплаты лизинговых периодических платежей стороны обязались заключить договор купли-продажи имущества по определенной выкупной стоимости. Кредиторы говорили и о том, что рыночная стоимость предмета лизинга значительно превышала названную выкупную цену, из чего следует вывод, что лизинговые платежи частично содержали в себе и плату за право собственности на спорные вагоны. «Сити Нортон Холдингз Лтд» и «ЗапСиб-Транссервис» также приводили довод о том, что эксперт, определяя стоимость договорной позиции должника как лизингодателя, учитывал при расчете этой стоимости как лизинговые, так и выкупные платежи. Однако правовой оценки нижестоящих инстанций указанные позиции не получили.

 

«Если названные доводы соответствовали действительности, то при определении пропорции распределения выручки стоимость как залоговых, так и незалоговых вагонов могла быть ошибочно учтена более одного раза», – подчеркнул ВС РФ.

 

Кроме того, суды также не исследовали вопрос о том, какое имущество в действительности передано должником в залог банку, заметила СКЭС. В частности, неясно, включали ли в себя переданные в залог права на получение лизинговых платежей те из них, которые относились к незаложенным вагонам, либо нет. Пока соответствующие противоречия не устранены, определение доли залогового кредитора в общем объеме выручки невозможно, подчеркнул ВС РФ. А значит, не могут быть разрешены и разногласия между «Сити Нортон Холдингз Лтд» и конкурсным управляющим

 

На этом основании акты нижестоящих инстанций были отменены, дело вернулось на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы.

 

Партнер практики разрешения споров Lidings Александр Попелюк отметил, что проблема реализации имущественного комплекса единым лотом залогового и незалогового имущества выливается в необходимость рассчитать правильное процентное соотношение того, кому сколько денег причитается. «Залоговый кредитор может претендовать в приоритетном порядке на фиксированную долю от выручки, но только от залогового имущества. Для этих целей необходимо определить состав заложенного имущества, а затем стоимостную долю, которую это имущество составляет в общей цене и, соответственно, в объеме вырученных средств», – указал он.

 

В данном деле, заметил эксперт, проблема осложнена тем, что реализуемое имущество находилось в лизинге и на торги было выставлено как право требования должника-лизингодателя, так и предмет лизинга. «Поскольку в стоимость прав требования по договору уже была включена выкупная стоимость, то возник риск того, что залоговый кредитор мог получить выкупную стоимость дважды: из цены залогового имущества и из стоимости права требования. Суды не сумели разобраться, является этот лизинг выкупным или нет, а от этого зависела доля, причитавшаяся залоговому кредитору. Характерно, что нижестоящие суды вообще не исследовали договор на предмет наличия условий выкупного лизинга», – подчеркнул эксперт.

 

Примечательно, по его словам, и то, что ВС поддержал заявителя, хотя тот не оспаривал ни отчеты об оценке рыночной стоимости имущества, ни положение о торгах. Каких-либо иных возражений по стоимости лота до момента его реализации также заявлено не было. «Это вменялось нижестоящими судами заявителям в качестве одного из критериев стандарта доказывания, который заявитель не смог соблюсти», – заметил юрист.

 

Партнер Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Иван Веселов указал, что основная проблема, затронутая Верховным Судом, – порядок распределения между залоговыми и незалоговыми кредиторами денежных средств, вырученных от реализации имущества должника. В данном деле этот вопрос был осложнен давнишней проблемой учета лизинговых платежей и соотношения их с реализуемым имуществом в банкротстве, добавил эксперт.

 

О том, что лизинг является выкупным, могли свидетельствовать как положения договора лизинга, так и экспертное исследование, считает Иван Веселов. «После уплаты лизинговых периодических платежей стороны были обязаны заключить договор купли-продажи имущества по выкупной стоимости, которая была значительно ниже рыночной стоимости предмета лизинга. Указанное могло означать, что лизинговые платежи частично содержали в себе и плату за право собственности на спорные вагоны», – пояснил юрист.

 

Из экспертного исследования же следовало, что эксперт учитывал при расчете стоимости прав требования как лизинговые, так и выкупные платежи. «Следует отметить, что сумма требований по договору выкупного лизинга уже включает в себя стоимость права собственности на предмет лизинга, поскольку предполагает переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю после исполнения сторонами договора лизинга. И если учитывать стоимость прав требования по договору выкупного лизинга одновременно со стоимостью предмета лизинга, то тем самым указанное приведет к двойной продаже одного имущества», – подчеркнул Иван Веселов.

 

Еще одна затронутая ВС проблема – слабая работа судов при определении имущества и прав требования, на которые распространяется залог, заметил юрист. «Особенно остро такой вопрос стоит, если кредитором должника выступают банки. В этом случае имеется значительный крен судов в сторону защиты интересов именно банков. Как правило, суды не проводят в необходимом объеме работу по конкретизации имущества для целей установления того, относится то или иное имущество к числу залогового или нет», – пояснил он.

 

Данное определение ВС продолжило линию по «тонкой настройке и гармонизации» сферы залоговых отношений и тесно связанных с ними торгов, уверен эксперт. «В недавнем Определении № 305-ЭС16-13381(4) от 4 февраля 2020 г. Суд также высказал важную позицию касательно продажи имущества на торгах в банкротстве, указав, что объединение объектов продаж в один лот на торгах должно носить объективный характер и не создавать барьеров новому покупателю», – заключил Иван Веселов.