Главная \ Новости \ ВС защитил право аффилированного с должником лица при выкупе им права требования по договору цессии.

ВС защитил право аффилированного с должником лица при выкупе им права требования по договору цессии.

« Назад

ВС защитил право аффилированного с должником лица при выкупе им права требования по договору цессии. 29.08.2020 07:22

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ опубликовала Определение от 20 августа 2020 г. № 305-ЭС20-8593 по делу о включении в реестр требований кредиторов организации-банкрота требования аффилированного лица.

Суды трех инстанций разошлись в оценке прав аффилированного с должником лица, выкупившего право требования к нему

В августе 2018 г. арбитражный суд включил в третью очередь реестра кредиторов ООО «Международная Телекоммуникационная Компания – ЭРА» требования ПАО «Ростелеком» в лице макрорегионального филиала «Центр» на сумму свыше 2 млн руб. (задолженность по договору и проценты за пользование чужими денежными средствами).

Впоследствии «Ростелеком» по договору цессии уступил Сергею Косову право требования к должнику. Косов обратился в суд с заявлением о процессуальной замене ПАО «Ростелеком» на правопреемника в его лице.

Первая инстанция и апелляция удовлетворили заявление, исходя из исполнения договора цессии, которое повлекло материальное правопреемство в гражданско-правовом отношении, являющееся основанием для процессуальной замены кредитора в реестре требований. Апелляция отметила, что факт замены одного кредитора на другого, в том числе аффилированного с должником (Сергей Косов является сыном участника общества-должника), сам по себе не приводит к нарушению прав конкурсных кредиторов.

В дальнейшем окружной суд частично изменил акты нижестоящих судов. Он признал требование Сергея Косова к должнику на сумму свыше 2 млн руб. обоснованным, однако счел его подлежащим удовлетворению после погашения требований, указанных в п. 4 ст. 142 Закона о банкротстве, но приоритетно по отношению к требованиям лиц, получающих имущество должника по правилам п. 1 ст. 148 этого Закона и п. 8 ст. 63 ГК РФ (очередность, предшествующая распределению ликвидационной квоты). При этом кассация исходила из того, что поскольку аффилированное лицо приобрело право требования к должнику уже в процедуре банкротства (в очевидном для заявителя состоянии неплатежеспособности должника), то очередность требования нового кредитора, аффилированного с должником, должна быть понижена.

ВС пояснил, почему права требования аффилированного кредитора в рассматриваемом случае не подлежат субординации

Сергей Косов обжаловал постановление кассации в Верховный Суд.

Изучив материалы дела № А40-113580/2017, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила, что законодательство о банкротстве не содержит положений, согласно которым заинтересованность (аффилированность) лица является самостоятельным основанием для отказа во включении в реестр кредиторов либо основанием для понижения очередности удовлетворения требований аффилированных (связанных) кредиторов по гражданским обязательствам, не являющимся корпоративными.Вместе с тем, пояснил ВС, из этого правила есть ряд исключений, которые проанализированы в Обзоре судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц (утв. Президиумом ВС от 29 января 2020 г.). Так, в п. 6.2 обзора рассмотрена ситуация, когда очередность удовлетворения требования кредитора, являющегося контролирующим должника лицом, понижается (требование подлежит удовлетворению в очередности, предшествующей распределению ликвидационной квоты), если этот кредитор приобрел у независимого кредитора требование к должнику на фоне имущественного кризиса последнего, создав тем самым условия для отсрочки погашения долга, – т.е. фактически профинансировал должника.

В рассматриваемом деле, подчеркнул Суд, приобретение требования к должнику по договору цессии осуществлено аффилированным лицом после признания должника банкротом. Это обстоятельство не позволяет рассматривать такое приобретение как способ компенсационного финансирования должника в смысле, который заложен в п. 6.2 обзора. «Когда должник находится в состоянии имущественного кризиса, приобретение требования у независимого кредитора позволяет отсрочить погашение долга, вводя третьих лиц в заблуждение относительно платежеспособности должника и создавая у них иллюзию его финансового благополучия, что исключает необходимость подачи заявлений о банкротстве. В такой ситуации контролирующее либо аффилированное лицо принимает на себя риск того, что должнику посредством использования компенсационного финансирования в конечном счете удастся преодолеть финансовые трудности и вернуться к нормальной деятельности (п. 3.1 обзора). В ситуации, когда скрытый от кредиторов план выхода из кризиса не удалось реализовать, естественным следствием принятия подобного риска является запрет на противопоставление требования о возврате компенсационного финансирования независимым кредиторам, из чего вытекает необходимость понижения очередности удовлетворения требования аффилированного лица», – отмечается в определении.

Верховный Суд пояснил, что, в отличие от ситуации, приведенной в обзоре, после введения процедуры банкротства невозможно скрыть неблагополучное финансовое положение должника, поскольку такая процедура является публичной, открытой и гласной. «Об осведомленности независимых кредиторов о наличии процедуры банкротства свидетельствует и сам факт включения их требований в реестр. В связи с этим выкуп задолженности у таких кредиторов не может рассматриваться как направленный на предоставление должнику компенсационного финансирования. Таким образом, п. 6.2 обзора не подлежит применению в случае, когда аффилированное лицо приобретает требование у независимого кредитора в процедурах банкротства», – указал ВС.

Там же подчеркивается, что обратный подход приведет к негативным последствиям в виде отказа контролирующих должника и аффилированных с ним лиц от приобретения прав требования у независимых кредиторов, лишая тех возможности хотя бы частично удовлетворить свои требования подобным образом. При этом само по себе включение в реестр аффилированного с должником лица не влечет для независимых кредиторов негативных последствий и не является противозаконным. В связи с этим Верховный Суд отменил постановление окружного суда, оставив в силе решения первой и апелляционной инстанций.