Главная \ Судебная практика \ Обзоры судебной практики в РФ \ Судебная практика по уголовным делам \ Побои \ Постановление № 44Г-71/2019 4Г-453/2019 от 29 апреля 2019 г. по делу № 2-293/2018

Постановление № 44Г-71/2019 4Г-453/2019 от 29 апреля 2019 г. по делу № 2-293/2018

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е


президиума Хабаровского краевого суда 

г. Хабаровск 29 апреля 2019 года

Президиум Хабаровского краевого суда в составе:

председательствующего Демидовой Е.В.,

членов президиума судей Лукьянченко Р.В., Мироновой Л.Ю., Трофимовой Н.А., Хохловой Е.Ю., 

с участием заместителя прокурора Хабаровского края Серого В.В.,

при секретаре Павловой Е.В.

рассмотрел в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Шерер М. В., действующей в интересах несовершеннолетнего ФИО1, к Прищепину Д. Н., Белоглазову Р. Р. о взыскании компенсации морального вреда, причиненного здоровью по кассационной жалобе Шерер М. В. на решение Бикинского городского суда Хабаровского края от 04 сентября 2018 года, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 10 декабря 2018 года. 

Выслушав доклад судьи Хабаровского краевого суда Мироновой Л.Ю., заключение заместителя прокурора Хабаровского края Серого В.В., изучив материалы гражданского дела, президиум Хабаровского краевого суда
 
у с т а н о в и л:


Шерер М.В., действующая в интересах несовершеннолетнего сына ФИО1, обратилась с иском к Прищепину Д.Н., Белоглазову Р.Р. о взыскании компенсации морального вреда.

В обоснование предъявленных требований Шерер М.В. указала о том, что в ночь с 11 на 12 февраля 2017 года ее несовершеннолетнему сыну ФИО1 ответчиками нанесены побои, <данные изъяты>

Ссылаясь на то, что незаконными действиями ответчиков ее несовершеннолетнему сыну причинен моральный вред, Шерер М.В. просила взыскать с каждого ответчика компенсацию в размере 10 000 рублей.

Решением Бикинского городского суда Хабаровского края от 04 сентября 2018 года, оставленным в силе апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 10 декабря 2018 года, исковые требования Шерер М.В. оставлены без удовлетворения.

В кассационной жалобе, поступившей в Хабаровский краевой суд 07 февраля 2019 года, Шерер М.В. ставит вопрос об отмене судебных постановлений, ссылаясь на допущенные судами существенные нарушения норм права. 

12 февраля 2019 года гражданское дело истребовано в Хабаровский краевой суд для проверки, поступило 27 февраля 2019 года.

Определением судьи Хабаровского краевого суда от 15 апреля 2019 года кассационная жалоба заявителя с делом передана для рассмотрения по существу в судебном заседании президиума Хабаровского краевого суда.

Выслушав заключение заместителя прокурора Хабаровского края Серого В.В., полагавшего, что судебные постановления отмене не подлежат, изучив материалы гражданского дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заключение прокурора, президиум Хабаровского краевого суда пришел к выводу о том, что имеются предусмотренные законом основания для удовлетворения кассационной жалобы заявителя в части и отмены принятого по делу апелляционного определения.

В силу статьи 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения вступивших в законную силу судебных постановлений являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении и разрешении настоящего дела.

Судами, разрешившими дело, установлено, что 13 февраля 2017 года Шерер М.В. обратилась в ОМВД России по Бикинскому району с заявлением о преступлении, указав, что 11 февраля 2017 года в 22 часа 15 минут в районе Восточный городок ДОСа 388 с. Лермонтовка пятеро неизвестных лиц напали и избили ее несовершеннолетнего сына ФИО1, ДД.ММ.ГГГГ рождения. 

Из справки КГБУЗ «Бикинская центральная районная больница» от 14 февраля 2017 года следует, что ФИО1 14 февраля 2017 года обращался в приемное отделение, ему поставлен диагноз: закрытая черепно-мозговая травма. Сотрясение головного мозга легкой степени тяжести.

Согласно заключению эксперта КГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» № от 17 февраля 2017 года у ФИО1 установлено наличие следующих повреждений: ушиб мягких тканей наружной поверхности верхней трети правового бедра, включающий кровоподтек. Данное телесное повреждение образовалось в результате ударного воздействия тупым твердым предметом, имеющим ограниченную контактирующую поверхность, или при соударении о тупой твердый предмет, не влечет за собой кратковременного расстройства здоровья; согласно пункту 9 Приказа МЗ и СР РФ № 194н от 24 апреля 2008 года «Об утверждении медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» вышеописанное повреждение расценивается как повреждение, не причинившее вред здоровью человека. Объективных данных за переломы 6-7 ребер слева, 1-го пальца левой кисти, сотрясение головного мозга в представленных медицинских документах нет. 

Из ответа руководителя следственного отдела по городу Бикин СУ СК России по Хабаровскому краю от 14 марта 2017 года на обращение Шерер М.В. от 16 февраля 2017 года следует, что в материалах проверки сведения и достаточные данные о совершенном несовершеннолетними ФИО2, ФИО3 и ФИО1, либо в отношении них какого-либо тяжкого преступления, связанного с причинением телесных повреждений, отсутствуют.

Постановлением УУП ОУУП и ПДН ОМВД России по Бикинскому району от 24 марта 2017 года по материалу проверки, поступившему от старшего следователя следственного отдела по городу Бикин СУ СК России по Хабаровскому краю, отказано в возбуждении уголовного дела по сообщению о совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 116 Уголовного кодекса Российской Федерации в отношении Прищепина Д.Н., Белоглазова Р.Р. по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что истцом не представлены относимые, допустимые, достоверные и достаточные доказательства, свидетельствующие о том, что действия ответчиков являлись незаконными, а также доказательства того, что ФИО1 получены травмы в результате применения ответчиками физической силы и по их вине, в связи с чем пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявленных требований.

Суд апелляционной инстанции согласился с приведенными в решении выводами районного суда.

В кассационной жалобе заявитель указывает на допущенные судами при разрешении дела существенные, по мнению заявителя, нарушения требований материального и процессуального права. Постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Белоглазова Р.Р. и Прищепина Д.Н. от 24 марта 2017 года, вступившим в законную силу, установлено, что ответчики наносили удары ее несовершеннолетнему сыну. В возбуждении уголовного дела отказано по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с декриминализацией статьи 116 Уголовного кодекса Российской Федерации. Таким образом, как считает заявитель, суды необоснованно отказали в удовлетворении исковых требований о взыскании морального вреда только в связи с отсутствием вступившего в законную силу постановления, которым установлена вина ответчиков в причинении вреда ее несовершеннолетнему сыну. 

Проверяя правильность применения судами, разрешившими настоящее дело, норм материального права и соблюдение требований процессуального закона, президиум Хабаровского краевого суда полагает необходимым указать следющее.

В силу части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, и корреспондирующих ей положений международно-правовых актов, в частности статьи 8 Всеобщей декларации прав человека, пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также пункта 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, государство обязано обеспечить осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной, полной и эффективной.

Заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов (часть 1 статьи 3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При этом реальное обеспечение прав и свобод граждан правосудием (пункт 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статьи 218 Конституции Российской Федерации) предполагает безусловную обязанность суда исследовать и оценивать все возможные варианты их защиты, поскольку правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости (статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах).

Право детей на особую заботу и помощь провозглашено Всеобщей декларацией прав человека и наряду с принципом приоритета интересов и благосостояния детей во всех сферах жизни государства закреплено Конвенцией о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года).

Приведенным положениям международно-правовых актов соответствуют закрепленные в Конституции Российской Федерации (статья 7, статья 38, части 1 и 2), пункте 3 статьи 1 Семейного кодекса Российской Федерации принцип обеспечения приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних.

Ребенком, как предусматривается статьей 54 Семейного кодекса Российской Федерации, признается лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет (совершеннолетия).

В статье 56 Семейного кодекса Российской Федерации закрепляется, что ребенок имеет право на защиту своих прав и законных интересов.

Защита прав и законных интересов ребенка осуществляется родителями (лицами, их заменяющими), а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, органом опеки и попечительства, прокурором и судом.

Пунктом 3 статьи 56 Семейного кодекса Российской Федерации предусматриваются обязанности должностных лиц, граждан при угрозе жизни или здоровью ребенка, нарушении его прав и законных интересов. 

В соответствии со статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющей общие основания ответственности за причинение вреда, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (абзац первый пункта 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации). 

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда (пункт 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно статье 150 Гражданского кодекса Российской Федерации жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, авторство, иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

Нематериальные блага защищаются в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального блага или личного неимущественного права и характера последствий этого нарушения.

Согласно статье 151 Гражданского кодекса Российской Федерации если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В силу статьи 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и статьей 151 настоящего Кодекса.

В соответствии со статьей 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Из разъяснений, изложенных в пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни и здоровью гражданина», следует, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

Согласно пункту 11 вышеуказанного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, по общему правилу, установленному пунктами 1 и 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. 

Установленная статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Согласно статье 2 ГПК РФ задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений. Гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к закону и суду.

В силу положений части 2 статьи 12 ГПК РФ суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

В соответствии со статьей 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Статьей 55 ГПК РФ предусматривается, что доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Частью 2 статьи 68 ГПК РФ предусматривается, что признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает последнюю от необходимости дальнейшего доказывания этих обстоятельств. Признание заносится в протокол судебного заседания.

Согласно статье 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Установленные законом требования не были выполнены судами, не учтены разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, что повлияло на исход дела.

Как следует из материалов гражданского дела, в том числе объяснений ответчика Белоглазова Р.Р., данных в судебном заседании 10 июля 2018 года, ответчиком признан факт совершения насильственных действий в отношении несовершеннолетнего ФИО1, нанесения ему удара по лицу в процессе конфликта, произошедшего 11 февраля 2017 года с участием ответчиков Белоглазова Р.Р., Прищепина Д.Н., несовершеннолетних ФИО2, ФИО3 и ФИО1

Ответчик Прищепин Д.Н., 1990 года рождения, в указанный период проходил службу в должности полицейского группы задержания взвода полиции Отдела вневедомственной охраны по Бикинскому району – филиала ФГКУ УВО Войск национальной гвардии России по Хабаровскому краю.

Заключением служебной проверки, утвержденным начальником ФГКУ «УВО ВНГ России», не установлено нарушений в его действиях при принятии мер по пресечению массовой драки (л.д.191-196).

По результатам служебной проверки, проведенной по факту произошедшего 11 февраля 2017 года конфликта между сержантом Белоглазовым Р.Р., проходящим службу в войсковой части 9783 «В», и местными жителями, оснований для дисциплинарной ответственности Белоглазова Р.Р. не установлено (л.д.183-189).

Ссылаясь на то, что вопрос о привлечении ответчиков к административной, уголовной и дисциплинарной ответственности не разрешался, суды вместе с тем не учли, что привлечение причинителя вреда к указанным видам ответственности не предусмотрено законом в качестве обязательного условия для возмещения вреда в гражданском порядке.

Вместе с тем обстоятельства, которые исходя из предмета и оснований предъявленного иска, а также положений статей 1501511064,1101 Гражданского кодекса РФ, имеют юридическое значение для правильного разрешения дела, судами не определены и на обсуждение сторон поставлены не были.

Не учтено, что в силу положений статьи 150 Гражданского кодекса РФ личная неприкосновенность, достоинство личности относятся к числу неотчуждаемых нематериальных благ, принадлежащих гражданину от рождения, признаваемых и подлежащих защите.

Посягательство на физическую неприкосновенность причиняет потерпевшему не только физические, но нравственные страдания, связанные с унижением достоинства личности, чувством обиды и несправедливости. 

Компенсация морального вреда имеет целью компенсировать потерпевшему перенесенные им физические или нравственные страдания.

Для применения такой меры ответственности, как компенсация морального вреда, юридически значимыми и подлежащими доказыванию являются обстоятельства, связанные с тем, что потерпевший перенес физические или нравственные страдания в связи с посягательством причинителя вреда на принадлежащие ему нематериальные блага, при этом на причинителе вреда лежит бремя доказывания правомерности его поведения, а также отсутствия его вины.

При наличии установленных данных о том, что несовершеннолетним ФИО1 никакие противоправные действия, в том числе в отношении ответчиков, не совершались, судам применительно к положениям статей 150,151 Гражданского кодекса РФ, требованиям статей 6768 ГПК РФ надлежало дать правовую оценку поведению ответчика Прищепина Д.Н., а также ответчика Белоглазова Р.Р., признавшего факт совершения насильственных действий в отношении несовершеннолетнего ФИО1, выразившихся в нанесении удара по лицу и повлекших причинение морального вреда.

С учетом изложенного президиумом Хабаровского краевого суда признаются обоснованными доводы кассационной жалобы заявителя о том, что допущенные при разрешении настоящего дела нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела, и без их устранения невозможно обеспечить судебную защиту охраняемых законом прав несовершеннолетнего лица.

С целью исправления допущенной ошибки президиум Хабаровского краевого суда признает необходимым отменить апелляционное определение и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции в ином составе суда.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного Кодекса, либо без учета таких особенностей при наличии оснований, предусмотренных частью 4 статьи 330 ГПК РФ.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 года № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует в соответствии с требованиями части 3 статьи 390 ГПК РФ учесть изложенное, проверить доводы и возражения сторон, дать им надлежащую правовую оценку и в соответствии с установленными данными и требованиями закона разрешить дело.

Руководствуясь статьями 387, 388, пунктом 2 части 1 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса РФ, президиум Хабаровского краевого суда
 
п о с т а н о в и л :


кассационную жалобу Шерер М. В. удовлетворить в части,

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 10 декабря 2018 года отменить, 

гражданское дело по иску Шерер М. В., действующей в интересах несовершеннолетнего ФИО1, к Прищепину Д. Н., Белоглазову Р. Р. о взыскании компенсации морального вреда, причиненного здоровью, направить в судебную коллегию по гражданским делам Хабаровского краевого суда для нового рассмотрения в апелляционном порядке в ином составе суда.

Постановление президиума Хабаровского краевого суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Председательствующий Е.В. Демидова